Ирина Мирошниченко (miroshnichenko) wrote,
Ирина Мирошниченко
miroshnichenko

Category:

Чем отличается работа в театре от работы в кино

Никак не соберусь ответить на вопрос про разницу между съемками в кино и работой на сцене в одной и той же пьесе. Он прозвучал еще в посте "Последний спектакль Смоктуновского".

            lorenca_
       … всегда интеpесно было узнать - вот игpает актеp на сцене и потом ту же pоль в кино, все pавно что-то со сцены с вами остается?


Конечно, остается! Но мало :)


Дядя Ваня. МХАТ.
«Дядя Ваня» в театре….

Дядя Ваня. Фильм Кончаловского.
… и в кино.


Театр и кино существуют по разным законам. Работа перед камерами - это не только другие декорации, это другой посыл. Она не предполагает подачи в зал, ответной реакции зала, каких-либо пауз. Кроме того, в спектакле, в отличии от кино, мы выступаем одновременно единой командой.

У меня было два случая, когда я играла одну и ту же роль в театре и в художественном фильме. С «Дядей Ваней» была такая последовательность: сначала - кино, потом - сцена. А со «Старым Новым годом» – наоборот. Сначала долго - сцена, а потом – экран.

В «Старом Новом годе» у театральной постановки и у кинофильма был один и тот же режиссер  - Олег Ефремов, в основном одни и те же артисты. И тем не менее он предъявлял к нам совершенно разные требования на сцене и на съемочной площадке.


Кадр из фильма “Старый Новый год”


СНГ s kaliaginym
Кадр из спектакля “Старый Новый Год". Фото из моего личного архива.


А уж что касается «Дяди Вани» – так это даже разные режиссуры. В киноработе у Кончаловского моя Елена Андреевна была одним человеком, а в режиссуре Ефремова на сцене – это совершенно другая женщина.

Конечно, в них есть что-то схожее. Ну, прежде всего, я. Сюжет, написанный Чеховым. Но подходы, решение, воплощение, прочтение роли немножечко разные. Скажем, в театре у меня был монолог, которого в фильме не было.

У театральной постановки - свой собственный алгоритм. Там в третьем акте нужно набирать определенный темп, нужен выплеск, взлет, нужна другая подача.

А потом ведь надо понимать, что это Ефремов. Он всегда очень любил «взрывы» именно в третьем акте у Чехова. Он всегда так выстраивал канву спектакля, чтобы к этому моменту все звучало очень мощно, чтобы зритель был потрясен, чтобы у него стояли слезы в глазах. То, что он делал, выглядело, конечно, очень драматично.

Например, художник спектакля Левенталь придумал такую красивую круглую кушетку, на которую можно было садится с разных сторон, и вот я на нее падаю в истерике и кричу: «Увезите меня отсюда, увезите, я не могу больше здесь оставаться!»




Такого эмоционального выплеска в кино не предполагалось. На экране Елена Андреевна - мягкая и сдержанная.  Там, например, есть сцена, где она плачет с Соней ночью, но она это делает тихо, робко. Это глубокая внутренняя драма, без экзальтации, без истерики. Так просил меня Кончаловский.



Елена Андреевна с Соней в фильме Андрона Кончаловского


Так что театр и кино – это разные жанры, разные стили, разная манера игры. Я бы даже сказала - это разные виды искусства.



Ваша Ирина Мирошниченко
Tags: Старый Новый год, дядя Ваня, как это делается, кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments