Ирина Мирошниченко (miroshnichenko) wrote,
Ирина Мирошниченко
miroshnichenko

Трудно ли сниматься в интимных сценах?

Вам и не снилось 
                                                             Кадр из фильма "Вам и не снилось"



Вопрос из поста «Еще немного о Дяде Ване»:


realitylover (про сцену с Бондарчуком в «Дяде Ване»)

…а вообще в таких сценах интимных сниматься приятно или не слишком?

Я бы сказала – взволнованно.

Есть, конечно, доля стеснения, которое нужно преодолевать. И, как правило, приходится фантазировать.

Зрители часто задают такие вопросы. Вот стоит перед тобой реальный человек.  Иван Иваныч Иванов. У него своя жизнь, своя семья, свой внешний вид, своя энергия, свои глаза, свои руки. А ты должна его безумно любить. Ну как это возможно?

Кто-то говорит: ты нафантазируй, что это реальный человек из твоей жизни, кого ты любишь. Мы, артисты, действительно всегда ищем для себя какие-то внутренние манки, внутренние ассоциации. Ведь персонаж, которого ты любишь, - это некая твоя мечта. Она может иметь какие-то зримые формы, но все равно это некто третий, не тот, который здесь с тобой находится. Ты безмерно любишь некоего Мистера Икса, хочешь ему выразить свою эмоцию страсть, но выливаешь все это на реально стоящего перед тобой Ивана Иваныча Иванова.

Идеально, если этот артист сможет так сыграть, что он превращается в эту самую  минуту в того самого, кого ты должна любить. 


В отношении конкретно той сцены в «Дяде Ване»,  о которой вы спрашивали.

Дядя Ваня. Ирина Мирошниченко, Сергей Бондарчук 
                         Кадр из фильма "Дядя Ваня"


Это было очень давно, и я, конечно, очень волновалась. Сергей Федорович, с которым предстояло играть, был уже великий мастер, взрослый человек, знаменитый, но и он тоже очень трепетно относился к этой сцене. Готовился к ней взволнованно, стеснительно, мы репетировали ее. К счастью, он был достаточно деликатен, именно как артист. Он понимал, что мне нужно раскрепоститься, чтобы ощутить ту самую степень свободы, дающую власть над ним.

Хотя, вы поймите ситуацию - я намного моложе, по сравнению с ним - малоизвестная артистка, а мне нужно почувствовать себя королевой. Но он все сделал, чтобы я ощутила себя в этой сцене как бы над ним. Той самой Еленой Андреевной, которая вершит и его судьбу, и судьбу дяди Вани. При том, что рядом со мной, молодой, начинающей актрисой - два великих мэтра!

Эта сцена осталась для меня в памяти даже больше не самим поцелуем, а всем ее ходом, ее построением. Она строилась из нюансов, полутонов, полувзглядов, из вдруг возникшего там костяного ножичка.

Помните, я поигрываю там таким старинным ножичком? Мне его положили на стол, я сначала даже не знала что это такое. Оказывается раньше книги издавались с неразрезанными страницами и в каждом доме был такой фамильный ножичек для их разрезания.

И вот я начинаю этим ножичком играть. Очень нервно, пальцы выражают эту нервность, взволнованность. И режиссеру, и партнеру понравилось как я строю этот эпизод – Елена Андреевна так трепетно волнуется в сцене разговора с Астровым, но выражается это через жесты, а не через что-то другое.

Красивая сцена, конечно. Каждый раз, когда я ее смотрю, то понимаю, что мы сняли ее на многие годы вперед.

А посмотреть ее можно на канале Мосфильма в youtube, 54-я минута фильма).


Ваша Ирина Мирошниченко

Tags: дядя Ваня, как это делается, коллеги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments