Ирина Мирошниченко (miroshnichenko) wrote,
Ирина Мирошниченко
miroshnichenko

Режиссер умирает в актерах?

С Ефремовым
Олег Ефремов с актерами легендарного спектакля МХАТа "Соло для часов с боем".
Фото из личного архива.



Мы уже с вами не впервые рассуждаем на тему является профессия актера творческой профессией, или она носит чисто технический характер. Новую волну этой дискуссии в посте про Наталью Рогожкину поднял блогер из, насколько я понимаю, Израиля, по имени Gibor:

gibor
Ну, Ирина... Ну, честное слово! Ну практически каждый режиссер - и киношный, и театральный - говорит в своих интервью, что в большинстве подавляющих случаях для него (режиссера) актер - лишь только средство, всего лишь краска, при помощи которой он создает свое полотно. Ну какие актерские эмоции? Разве вы (мн.число) не играете, что вам говорят? Более того, требуют, приказывают?
Я помню, Татьяна Лиознова сказала, что "17 мгновений..." - это только ее фильм. Ее, а не Тихонова-Броневого-Градовой-Плятта-Евстигнеева!
А вот это: Бен Аффлек: Если режиссер - большой художник, ты для него просто краска
Нет никакого сомнения, что существуют великие актеры, часть из них - гениальные.
Но когда художник идет в магазин, он тоже ищет там самые качественные краски.
Я, конечно, не прав, скажете Вы.

stonecheetah
А вы для начала адаптируйте свои высказывания к театру, о котором шла речь.
Фильм - раз снят и все. Броневой и Тихонов по-другому уже не сыграют.
А актер в театре одну и ту же роль, бывает, играет десятилетиями. Думаете, никаких изменений не произойдет в этом персонаже за это время?
Да и кино. Роль - плод совместного усилия многих людей. Не только режиссера и не только актера. Тут и вы правы, и те, кто придерживается противоположной точки зрения...
                                
gibor
Ну я когда-то читал какое-то интервью Любимова. Диктатор сцены! Да и выражение "место актера в буфете" не я выдумал.
Я надеюсь, что хозяйка журнала на меня не обидится - это просто мои мысли после прочтения... мнгого чего... по-поводу связки "актер-режиссер"
И еще... Если после 10 лет работы в той или иной роли актер позволит себе стать другим, то это будет уже другая роль, другой образ и, наверное, другой режиссерский замысел. Вопрос: позволит ли это режиссер?

taniushka2012
А я, кстати, уже поднимала эту тему. Вот что Ирина Петровна ответила: http://miroshnichenko.livejournal.com/33723.html



Дорогой мой Gibor!

Во-первых, я не обижусь. А, во-вторых, даже не скажу что вы не правы.

На самом деле существуют разные модели взаимоотношений режиссеров и актеров. Также, как и есть разные режиссеры – и диктаторы, и демократы. И есть разные актеры, и к ним нужно реализовывать разный подход. Актер ведь все-таки не марионетка, дернешь в одну сторону за веревочку – пойдет туда, дернешь в другую – пойдет в другую. Человек – не игрушка, и нужно каждый раз находить свой способ взаимодействия с ним.

Вот, скажем, Андрей Кончаловский. Я не могу про него сказать, что он диктатор, и, пожалуй, другому не позволю так сказать. Но он относится к тому типу режиссера, который всегда знает какое он хочет снимать кино. Он всегда точно понимал что он хочет от актера и всегда этого добивался. По крайней мере, от меня.

Была ли я для него, как вы пишите, краской в полотне – не знаю. По крайней мере он никогда ничего подобного не говорил. Да и вообще он достаточно интеллигентен, чтобы что-то такое озвучивать. Но он ставил четкие цели и к ним нас всех вел.


Ирина Мирошниченко с Андроном Кончаловским
Рабочий момент съемок фильма «Дядя Ваня». С Андреем Кончаловским. Фото из личного архива.


Кончаловский - это одна режиссура. Ефремов – совсем другая. Но и он, например, в спектакле «Дядя Ваня» был достаточно жестким, и всегда добивался того, что ему хотелось бы видеть. И он умел привести артиста к созданию нужного образа.

А есть режиссеры, которые творят вместе с тобой. Придумывают вместе с тобой. Они провоцируют артиста самого создавать свою роль. Это особая модель взаимодействия режиссера с артистом – режиссер знает, что он хочет, но ему надо, чтобы ты сам к этому пришел. Знаете, такая женская хитрость, – так подвести мужа к принятию нужного решения, чтобы ему казалось, что он решил все сам. Помните сцену Аркадиной и Тригорина? Он просит ее отпустить его, она долго уговаривает его уехать с ней, а потом в конце говорит: «А, впрочем, можешь остаться». А он уже к тому времени весь ее, с потрохами, отвечает: «Нет, не хочу, поедем вместе!» Вот бывают такие же «хитрые» режиссеры. Они тебе не говорят, что им от тебя надо, но к этому тебя подводят. Ты сама фонтанируешь, придумываешь, придумываешь, а потом выясняется что это то самое, что он, собственно, от тебя и хотел.

А есть совсем другие режиссеры… Они сами до конца не понимают, что хотят. Им надо одно: стала сюда, прошла туда, сделала это, неважно как, главное – быстро. Все остальное домысливай, придумывай сама как хочешь. В своем последнем сериале всю драматургию роли я продумывала сама от начала до конца. Пришла, рассказала свою концепцию режиссеру, он глаза округлил: в сценарии такого нет. Потом говорит: ну давайте так, но главное оттуда – сюда и быстро. Все!

Очень мне понравилось работать с режиссером, с которым мы выпустили Матильду. Замечательный Владимир Петров – представитель еще одной модели режиссуры. Очень интеллигентный, мягкий и спокойный. Но переубедить его в чем-то было довольно сложно. Работал только один метод – творческий. Если что-то покажешь, и ему это понравится, он за это ухватится. Мне нелегко было, потому что все время хотелось что-то сделать не так, а по-другому, но я подстраивалась под него. Потому что актер всегда должен понимать, что лидер здесь - режиссер. Именно он видит целый спектакль. А актер должен подчиняться - нравится тебе это или не нравится, но ты должен сделать так, как хочет режиссер. Или тогда уходи с этого проекта. Такие случаи тоже бывали. Когда люди в чем-то принципиально не сходятся, то проще уйти, чем бесконечно спорить, скандалить и в муках выпускать работу. Слава Богу, лично у меня такого не было.


Владимир Петров, Евгений Никоноров, Израэль Горовиц, Олег Мазуров, Ирина Мирошниченко. Премьера спектакля
Владимир Петров на премьере – первый слева. Фото с сайта Евгения Никонорова.


Так что далеко не все режиссеры – тираны. Хотя я всегда работала с режиссерами которые знают что хотят. И Эфрос, и Ефремов, и Ливанов, и Тарковский, и Кончаловский, и Жалакявичюс, который вообще слыл очень жестким режиссером. Он все время сам переписывал сценарий, что-то придумывал, вовлекал нас, хотел чтоб было все по-другому. А Виктюк? Это вообще фонтан эмоций! И он умеет найти такие нестандартные подходы к твоей роли, такие парадоксально интересные, и донести их до тебя. Удивительный режиссер!


Роман Виктюк и Ирина Мирошниченко
Фото Максима Юлдашева


Вообще театральные режиссеры – особая каста режиссеров. Есть такая формулировка: «Режиссер умирает в актерах». Мы часто на эту тему подшучиваем: когда уже он наконец-то умрет во мне, чтобы я спокойно мог играть? И такой период когда-нибудь наступает.

Театральный режиссер должен уметь так выстроить с артистом роль, чтобы она зажила своей жизнью. Уже дальше артист может творить, приподнимаясь над этой ролью, и над этой режиссурой. И со временем рождается немного другой образ - сотканный из режиссерской задачи и воплощаемый актером многократно уже после премьеры.

До премьеры мы стараемся как можно точнее выполнить то, что хочет режиссер. В день премьеры, перед началом спектакля, он все еще ставит какие-то задачи, говорит какие-то слова и ты, загруженная всеми этими напутствиями, идешь на сцену и желаешь только одного – чтобы получилось все, что он хочет. В этот период ты еще не думаешь о себе, о своем творческом полете в этой роли. Твоя цель – выполнить все режиссерские задачи, которые перед тобой поставлены.

После премьеры режиссер придет на спектакль еще один раз, по результатам сделает тебе еще ряд замечаний. Потом придет в третий раз, посмотрит, всех соберет, снова проговорит какие-то моменты. А потом проходит время, и, как вы сами понимаете, спектакль и режиссер начинают потихонечку существовать отдельно друг от друга. Режиссер перестает ходить на этот спектакль, он уже начинает заниматься другой работой. И тогда ты, наконец, остаешься один на один со своей Ролью. И она начинает свою собственную жизнь.

В какой-то момент ты чувствуешь, что начинаешь освобождаться от пут режиссера. Ты начинаешь ощущать свободу, ты начинаешь творить сам, у тебя начинают меняться какие-то акценты. Ведь ты тоже живешь своей жизнью. А роль – она существует в тебе. Что-то меняется в тебе – и неуловимо меняется она. Ты взрослеешь, у тебя что-то происходит. И вдруг ты замечаешь, что по-другому произносишь какой-то монолог. Это происходит ассоциативно, исходя из сегодняшнего дня. Постепенно эта роль становится уже не той, которую делал режиссер. Начинают решаться какие-то другие задачи.

Простите меня за такую аналогию, но вы видели когда-нибудь космический корабль перед взлетом? Капсула, вся окруженная разными подпорками. Потом запускаются ракетные двигатели, все эти подпорки отходят, взрыв, она взлетает, отделяются ступени, а потом ракета выходит на орбиту и существует уже по своим законам, законам физики. Создавали ее много людей, ответственен за нее конструктор, но вот этот спутник вращается теперь на околоземной орбите сам по себе.

Так и роль. Режиссер был ее конструктором, но вот отошли все подпорки, лестницы, ступени, и ты вышел в космос. И никто мне уже в этот момент ничего запретить не может. Эта роль, которая уже родилась, начинает жить. С тобой, в тебе, но - своей жизнью.

Конечно, в какой-то момент на спектакль может прийти режиссер, посмотреть и сказать: ну ребята, что-то не в ту степь все у вас пошло. Это усложнилось, это облегчилось, это штампами обросло, это плохо, это хорошо, и т.д. Он может все разобрать по косточкам и сделать массу замечаний. Или наоборот похвалить. Это будет новый виток для роли, потому что придется «вправлять» роль в нужное русло, раз уж она «ушла» не в ту сторону, и выполнить какие-то его новые задачи.

Так что тема взаимоотношений режиссера с артистами очень многолика. Не так все просто, как вы излагаете. Но за тему – спасибо! Видите, как я разговорилась? Целый трактат вам написала про тонкости нашего ремесла!

Ваша Ирина Мирошниченко
Tags: Матильда, дядя Ваня, как это делается, коллеги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 86 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →