Ирина Мирошниченко (miroshnichenko) wrote,
Ирина Мирошниченко
miroshnichenko

Елена Андреевна. Киноверсия.




Мы уже не раз в этом журнале обращались к фильму А. Кончаловского «Дядя Ваня». Но вопросы про него продолжают поступать.

Ирина Петровна, в одном из интервью Вы говорили, что пробы на роль Елены Андреевны в фильме Кончаловского "Дядя Ваня" были одними из самых долгих и серьезных. Расскажите, пожалуйста, чуть-чуть больше об этой роли: как Вы вживались в этот образ, был ли он Вам близок?
С уважением,
Александра

1970-71 годы - очень далеко. Так далеко, что про них казалось бы можно уже и забыть. Но все, что связано со съемками фильма «Дядя Ваня» Андрона Кончаловского, оживает в памяти, как если бы это было вчера.

Вот сейчас мы отмечали 100-летие со дня рождения Сергея Михалкова. Конечно, это личность, это махина, уникальнейший человек. Судить об этом можно не только по его литературному наследию, но и уже по тому, какой степенью таланта он наделил своих детей. Просто диву даешься насколько они оба мощны и интересны в своем творчестве.





Андрей Сергеевич Михалков. Все его звали Андрон. В те годы – молодой, прекрасный кинематографист, обожающий Феллини и Бергмана, мечтающий создавать свое уникальное кино, и делающий это. У него уже была за плечами были и «Ася Клячина…» которую он снял как режиссер, и сценарии к «Иванову детству» и «Андрею Рублеву» Андрея Тарковского.

Когда уже мы все были утверждены на свои роли, он стал показывать нам фильмы Бергмана. Мы сидели в маленьком зале на киностудии Мосфильм, их, а он все время говорил: «Вот видишь какой план? Вот на это обрати внимание!». Ему хотелось показать нам какое кино он хочет снимать, обратить нас в свою веру, открыть для нас мир величайших кинохудожников Европы.




У меня было шесть кинопроб на этот фильм. Шесть! Причем три из них – когда я уже была утверждена.

Оператором картины был Георгий Рерберг. Сейчас он - всеми признанный мастер своего дела, величайший оператор, имевший репутацию соавтора режиссеров. А тогда это был молодой человек с потрясающими голубыми глазами. Когда работает – очень серьезный, когда шутит – очень смешной.  Так вот он в результате этих кинопроб нашел мне такой свет, которым я пользуюсь по сегодняшний день. И когда я работаю с какими-то операторами, я говорю: Рерберг сказал, что меня вот так надо снимать,  и я вижу как у них округляются глаза. Для любого сегодняшнего кинооператора Георгий Рерберг -  это эталон, классик, легенда.

Он долго искал лучший свет и ракурс для Елены Андреевны, и он его нашел. Казалось бы – молодое лицо, еще и прятать-то нечего, но все-таки потребовались несколько кинопроб, чтобы понять как снимать Елену Андреевну.





Художником-постановщиком картины был Николай Двигубский, а художником по костюмам – Мила Кусакова, которая придумала потрясающие костюмы.

Помню, когда начались пробы в декорациях, Андрей посмотрел на стены и говорит Двигубскому: «Ну что это за стены – аккуратненькие такие? Не годится! Должно быть ощущение старого дома, от которого штукатурка отлетает. Дай мне трещины!» И что вы думаете? Через несколько дней мы увидели вот это:


Снимок экрана 2013-04-04 в 15.59.28


Как он это сделал – не знаю.

В одной из сцен я вдруг проявила инициативу – неожиданно в кадре подошла к этой состаренной стене и стала отковыривать штукатурку. Андрей посмотрел и сказал: «Очень хорошо!», так меня и стали снимать. Елена Андреевна стесняется, прячется, плачет, и ногтями отковыривает эту старую облупившуюся краску.


Кадр из фильма


Я очень много пишу в своей книге об этих съемках. Какие моменты высочайшего творчества там возникали! Например, звук.

Решено было, что звук должен быть натуральный, записанный прямо на съемочной площадке, без последующей переозвучки. Все интонации, все краски должны были рождаться прямо в момент произнесения этих фраз. Для этой цели специально поливали пол, чтобы камера двигалась по нему бесшумно, и не мешала нам говорить.

Что касается образа Елены Андреевны, то по задумке Кончаловского она должна была быть вся такая мягкая, вялая, несмотря на то, что все ее тут терзают. Это мягкость должны были подчеркивать белые волосы, длинные ресницы. Он просил, чтобы в профиль были видны длинные белые ресницы «как у коровы» - говорил он. Он даже спрашивал: «Ты видела корову в профиль?» Я говорю: «Нет » - «А я видел!» По его распоряжению мне сделали большие светлые ресницы, которые в профиль, на просвет, казались белыми, трогательными, беспомощными.

Снимок экрана 2013-04-04 в 15.59.01



Вся пластика движений Елены Андреевны должна была быть чуть-чуть ломаной. Я специально смотрела фильмы с Гретой Гарбо, и Андрей обращал мое внимание на ее вечно поднятое одно плечо, ее слегка нервные движения. До некоторой степени именно с нее писался образ этой странной и красивой душой женщины Чехова.



Грета Гарбо


Ирина Мирошниченко в образе Елены Андреевны
Я в образе Елены Андреевны


Про Елену Андреевну все говорят – она красавица. А как ее сыграть, эту красавицу?

И потом, - что такое красавица? В каждую эпоху, даже в каждом десятилетии существуют свои эталоны красоты, свои актуальные лица.  Посмотрите на живопись XV века – покажутся вам сегодня эти женщины красивыми? А их современники ими восторгались. Так что понятие красоты очень индивидуально. Нам предстояло создать образ женщины XIX века, которая бы в тоже время была понятна зрителю второй половины ХХ века, а, по возможности, – и зрителю XXI века.

Мне кажется, у него получилось. Он снял кино, современное тому времени, и, как ни странно, актуальное сегодня. Глубокое и серьезное.

Ваша Ирина Мирошниченко

 
Tags: дядя Ваня, кино, коллеги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments