Ирина Мирошниченко (miroshnichenko) wrote,
Ирина Мирошниченко
miroshnichenko

Памяти Натальи Крачковской



Вчера было 9 дней, как не стало Натальи Леонидовны Крачковской. Мне было очень трудно писать и говорить до этого. Все произошло слишком неожиданно.

Вы знаете, что я ее дублировала в антрепризе “Безумства любви”. Вошла я в этот спектакль несколько лет назад. Однажды за неделю до Нового года в моей квартире раздался звонок режиссера Николая Бендеры. Он сказал, что есть вот такой спектакль, что Наталья Крачковская по какой-то причине не сможет играть в Новый год, и что не могла бы я его выручить и за неделю ввестись в этот спектакль. Он прислал мне текст пьесы, я прочитала. Материал мне показался очень интересным, я поняла, что смогу это попробовать сделать смешно, я в принципе обожаю вводы, и дала согласие. И с той поры мы играли по очереди.

14 февраля этого года был очередной спектакль. Меня попросили сыграть, я вынуждена была отказаться - у меня 14-го “Мушкетеры”. Пришлось играть Наталье Крачковской. Почему “пришлось”? Да потому что мы играем этот спектакль в помещении Центрального Дома Литераторов, где уже 4 года не работает ни один лифт! И мы вынуждены подниматься на 4 этаж пешком - с костюмами, декорациями и т.п. Но что говорить о нас, если Наталья Леонидовна должна как-то подниматься туда с коляской? Это немыслимо просто! А если придется когда-то вызвать скорую - они пешком побегут на 4 этаж, а потом обратно - с носилками по этажам? Да и вообще на спектакли ходят много пожилых людей, мы их тоже заставляем преодолевать такие препятствия.

Этим летом я даже не выдержала и позвонила директору ЦДЛ с претензиями - почему не работают лифты, может, нужна какая-то помощь, письмо? В конце концов, в год литературы неужели нельзя хоть один лифт в Доме литераторов запустить?  Но он мне сказал: у нас нет денег, мы бедная организация, пишем письма... Мне не понравился этот разговор. Я сдержала себя, чтобы не сказать какие-то резкости, но поняла, что дальнейший разговор бесполезен. В результате Наталья Леонидовна 14 февраля играла.

В районе 1 марта мне поступает новый звонок. Звонит продюсер, Людмила Живитченко: “Ирина Петровна, выручите, 8 марта надо ехать в Протвино. Наталью Леонидовну положили в больницу. У нее прошла небольшая операция, но ничего страшного, она уже хорошо себя чувствует и даже рвется прямо со швами на сцену. Вы же ее знаете - она не может она быть дома, ей надо в люди! Но врачи возражают...”. Вот такой состоялся разговор буквально пару недель назад, о тяжести ее состояния речи не шло. Я, к сожалению, опять же в силу репертуара не смогла поехать, им пришлось привлечь еще одну исполнительницу. А 3 марта мы узнали, что пришла беда. А она ведь собиралась 8-го играть в Протвино за 100 км. от Москвы! Вот поэтому я и говорю, что новость о ее смерти прозвучала для меня как гром среди ясного неба.

Эту женщину, эту актрису, эту ярчайшую личность заменить не сможет никто. Она прошла непростую жизнь и вовсе не была баловнем судьбы. Она часто подшучивала над собой, но всегда с таким внутренним достоиством, что это вызывало чувство восхищения.  Она была очень сердечной и темпераментной по отношению к людям - знакомым и незнакомым.

В эти дни в интернете масса материалов о ней. Сколько людей пишут ей слова благодарности! И я в эти дни тоже ее благодарю. За часы нашего общения, к сожалению, не очень частые. За те минуты радости, которые она мне доставляла - за кулисами, на ток-шоу, на днях рождения. За то, сколько она тепла она готова была дать в любую минуту другому человеку.

Царство ей небесное, вечная память и наша любовь.

Ваша Ирина Мирошниченко

Tags: Безумства любви, коллеги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments