Ирина Мирошниченко (miroshnichenko) wrote,
Ирина Мирошниченко
miroshnichenko

“Авария” - обсуждение




По инициативе Наташи Паксютовой в одном из предыдущих постов мы с вами решили посмотреть фильм 1974 г. «Авария» и пообсуждать его. Обсуждение получилось не очень активным, но на один комментарий мне хочется ответить.

natpershina
Посмотрела, наконец-то! Хороший, неспешный, очень прибалтийский, разговорный фильм.

Когда-то перечитала всего Дюрренматта, в том числе и Аварию. Даже странно, что не видела до сих пор этой телеверсии. Мне кажется, не было в книге ни Симоны, ни ее жениха, ни родственника, ни безумной дамы в начале, встречающей "тело своего живого мужа", ни валяющейся на обочине ржавой машины (предыдущий клиент старичков?). Но все эти выдуманные прибалтами персонажи не противоречат, а как раз работают на главную мысль автора - все внешне пристойные и благополучные люди при ближайшем рассмотрении оказываются грешниками и лицемерами.
Дюрренматт во всех своих произведениях доказывает один и тот же тезис: любого среднестатистического европейца можно посадить в тюрьму на 10 лет и в глубине души он будет знать за что. Не любит Дюрренматт современных обывателей из благополучных стран, и всех их считает потенциальными преступниками.


Все герои, которые были в книге, выглядят в фильме так, как я себе и представляла. Атмосфера в доме ровно такая, какая описана в книге. Только конец другой. В книге палач все-таки доводит механизм правосудия до логического завершения. Хотя и в книге, и в фильме так до конца и остается непонятным, что именно в результате случается с главным героем.



Я рада, Наташа, что Вы смогли посмотреть “Аварию”! Вот уж поистине, если перечислять фильмы в моей биографии, за которые точно не стыдно, и которыми даже можно чуть-чуть погордится, то “Авария” войдет в этот список. По многим причинам.

Прежде всего, талантом автора и режиссера, которые сплелись воедино, и уже в фильме ты не знаешь, где Дюрренматт, а где - Жалакявичус. Я это говорю абсолютно объективно, вне каких-либо личностных моментов. Настолько,  насколько может об этом рассуждать актриса, работавшая в фильме от начала до конца. Я уверена, что мое мнение разделили бы все артисты и члены съемочной группы, которые участвовали в создании фильма, хотя многих из них уже нет с нами.

С чего все начиналось? Первым делом мы все получили сценарий, который можно было сравнить с оригинальной пьесой. Он отличался. Потом начался репетиционный период, где еще многое домысливалось и дописывалось. А потом пошел съемочный процесс, который был абсолютно уникальным для того времени. Там, в павильоне Мосфильма, рождалась какая-то новая форма, нащупывался новый жанр. Конечно, киножанр, не телеспектакль. Но кино уже не классическое, а такого киносериального типа. Сейчас уже совсем другая техника - камеры с экранами, где команда тут же отсматривает материал, что-то не нравится - сразу же можно переснять. Режиссер все время видит перед собой результат и постоянно исправляет что-то: здесь левее, здесь - правее, камеру - сюда, свет – по-другому, мизансцену – по-новому. Так мы последний раз работали на “Капитанских детях”.

А в 70-е годы в распоряжении киногруппы были только тяжеленные камеры без экранов, и у режиссера не было возможности мгновенно увидеть результат. Нам на проект выделили две или три камеры, которые снимали одновременно с разных точек, в этом и была новизна. Снимали на настоящую кинопленку, которая впоследствии проявлялась (почти как фотографии, если кто помнит тот процесс), потом смотрелась, потом выяснялось что хорошо, что плохо, где брак, где не брак, и если надо – переснималось. Только потом фильм монтировался.

И все-таки этот фильм оказался не только был нов и свеж в решении для того времени, но еще и талантлив по очень многим компонентам - в режиссуре, в операторском искусстве, а актерских работах. Мне кажется, что он достаточно современно смотрится сегодня.




Я рада, что Вы, Наташа, это посмотрели, так глубоко и тонко проанализировали, провели аналогии с книгой. Конечно, Витаутас придумал свой вариант. Адаптировал его к тому времени, к Москве, к киностудии Мосфильм, к представлению людей того времени о том, как живут люди в Европе. Страна не важна – это могло случится в Германии, Швейцарии, или даже Прибалтике. Но он привнес в пьесу свои мысли, свои ассоциации, свои чувства, свой юмор. Его подход отражал реалии 70-х, того времени, в котором создавался этот фильм.

Хорошо, что мы не испортили Вам впечатление от прочитанного, и даже смогли удивить своим новым подходом! И спасибо Вам за добрые слова!


Ваша Ирина Мирошниченко
Tags: как это делается, кино, коллеги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments